Аналитика

Омбудсмен по цифровой экономике Илия Димитров: блокчейн не имеет смысла, будущее за прогнозом и моделированием

 


По его словам, будущее – это квантовые технологии, совершенно другие мышление и принцип управления, другие программное обеспечение и система языка. Скоро мы будем создавать будущее и из него управлять текущим временем.

Прогноз о будущем

Омбудсмен по цифровой экономике, исполнительный директор Ассоциации электронных торговых площадок (АЭТП), президент Seldon Илия Димитров уверен, что «весь мир стоит на пороге новых экономических реалий, в основу которых будет заложен точный прогноз». Его компания выдает четыре типа прогнозов: на спрос, предложение, риск и событие; а затем делает управление сценариями, которые превращаются или в деньги, или во время. Как результат – либо экономия, либо заработок. Seldon ведет бизнес в 15 странах мира, среди партнеров – Reuters, New York Times, Schneider и более 200 тысяч российских компаний.

 

Илия Димитров, президент Seldon:

Seldon занимается будущим. Компания моделирует экономику всей страны из открытых данных в реальном времени. Мы знаем, что будет происходить в следующие сутки-двое, развитие некоторых событий знаем на месяц вперед. Прогноз – это главное в работе: чем быстрее спрогнозировали, тем больший экономический эффект получили.

 

Главная деятельность корпорации – сбор информации по всему миру, разработка лингвистических продуктов, интерфейсов и IT-продуктов, помощь при участии в выгодных торгах. Например, профильные IT-продукты Seldon на базе искусственного интеллекта позволяют подбирать тот или иной тендер и с высокой степенью точности прогнозировать перспективы участия в нем. Также в этом месяце компания представила бесплатную информационную систему Seldon.News, которая в режиме реального времени обрабатывает новостные потоки из более чем 15 тыс. источников, создает сюжетную линию и комплексный портрет медиапресон, объектов и событий, формирует профильную аналитику, предоставляет информацию обо всех инстанциях, компаниях, корпорациях.

Веры в блокчейн нет

Несмотря на то, что Seldon занимается инновационными разработками, Димитров не верит в технологии, которые сейчас изучает и внедряет весь мир – блокчейн, большие данные, нейросети.

 

Илия Димитров:

Блокчейн – не новая технология, ее исследуют еще с 1970 годов, это просто последовательная запись ответов «да/нет». Представьте, каково это – жить в мире, где есть только два варианта ответов и нет полутонов. Такой сценарий убивает вариативность развития и само развитие вообще, что автоматически ведет к деградации. Большие данные вообще не имеют смысла. Если нет технологии обработки этих данных, они бессмысленны. Если технологии есть, то надо понимать результат и в итоге – им управлять. Если вы в этом ничего не понимаете – зачем все это? Будущее не за блокчейном и большими данными, а за более сложными вещами, связанными с квантовыми состояниями, когда есть множество факторов, то есть многообразие. Будущее – за прогнозом и моделированием событий. Вы будете создавать будущее и из будущего управлять текущим временем. Это другие технологии и другие системы управления – совершенно другой космос.

 

По словам Димитрова, большинство таких компаний, как Яндекс, Facebook и Google никакого отношения к будущему не имеют. Они из прошлого, потому что управляют текстом, а текст – это неестественная система восприятия информации, потому что человек мыслит образами. Ведь матери не дают годовалым малышам читать сказки – простой набор букв на бумаге, говорит Димитров, а объясняют сюжет по картинкам или с помощью игрушек, то есть создают образы, которые ребенок может воспринимать.

 

Компании из будущего – это Uber и Яндекс.Такси, сервисы знакомств Badoo и Tinder, где нет рекламы, где идет состыковка товарных пар и простое прогнозирование. И такие компании при выходе на рынок сразу обрушивают его. Но, по словам Димитрова, это еще только начало, в будущем все компании будут менять логистику, управлять спросом – в целом менять экономическую модель, где реклама перестанет быть драйвером. «Будущее – это не текст, – говорит омбудсмен. – Это квантовые технологии, другое мышление, другой принцип управления, другое программное обеспечение и система языка».

Суть цифровизации России

Илия Димитров:

Сейчас все помешаны на цифровизации, но спросите тех, кто занимается созданием цифровой экономики, чем она отличается от существующей экономической модели, и 90% из них не ответят. Они будут сыпать умными словами, типа «блокчейн», «большие данные», «нейронные сети», но на деле не будут понимать сути, просто перечисляя технологии. Они могут сказать, что суть цифровизации в том, чтобы перенести все с бумаги в компьютер, хотя это информатизация и не более того. Но мы вошли в четвертую техническую революцию, где есть три главных термина: во-первых, всё – цифры, во-вторых, новые материалы, в-третьих, новая система управления. Цифровая экономика – одна из производных этой революции. В текущей модели ключевой показатель – это внутренний валовой продукт или ВВП. Например, я предприниматель, выпустил 100 станков, у меня есть затраты, нормы прибыли, налоги, издержки на маркетинг, и чем больше я выпускаю и продаю станков, тем больше у меня ВВП, тем больше он у региона, у страны, в конце концов. В цифровой экономике ВВП не имеет смысла, потому что в этой модели вы сначала спрогнозируете, что надо всего два станка – и никогда не выпустите сто станков, которые потом продать не сможете. Экономика впервые в истории становится персонализированной и прогностической. То есть вы сначала спрогнозируете, а потом будете управлять этим прогнозом, автоматически сократив затраты. И все эти модные технологии, вроде блокчейна и больших данных, будут лишь инструментом для создания прогноза. Если компания действительно переходит на цифровую экономику, ее ожидает не просто рост на 10-20%, а качественный скачок в разы. Сегодня еще ни одна страна в мире не работает в цифровой экономике. В России этим начинают заниматься, и это уже хорошо.

 

Димитров уверен, что мы переживаем революцию, которая ведет к образованию третьего мира: есть физический мир и духовный, а появляется еще и цифровой – некая новая сущность, которая еще очень непонятна. «Ее пока нет, – говорит омбудсмен. – Как и нет искусственного интеллекта – он появится, когда алгоритмы начнут писать алгоритмы, мы к этому еще придем, но пока вопрос в компетенциях: кто это все будет создавать? Нужны не только программисты, как все сейчас заявляют, нужны математики, лингвисты, дизайнеры, аналитики. И самое важное – нужна этика».

 

Революция предполагает кардинальное изменение привычного мира, привычной рабочей модели: некоторые профессии вымрут, многие другие – появятся. Тут будет действовать принцип, когда что-то старое исчезает в одном месте , нове – обязательно появляется в другом. Димитров верит, что революция произойдет именно в России, а не в Штатах, Англии, Японии или КНР. Предпосылки есть: во-первых, у нас демографическая яма, и высококвалифицированных людей мы можем перекинуть в новые отрасли, не дожидаясь, когда придут новые молодые специалисты; во-вторых, то, что сейчас мы отстаем в некоторых отраслях, тоже дает преимущество: не надо догонять кого-то (это все равно невозможно), надо развиваться сразу в другом направлении. «Сначала надо просто сесть и подумать», – заявляет омбудсмен.

 

Между прочим, Россия уже сейчас идет в передовиках новых технологий, и не только потому что программисты в нашей стране самые умные, как утверждают многие участники IT-отрасли. Так, по итогам 2017 года совокупный объем электронной торговли с транзакциями в России достиг $700 млрд, а в течение ближайших двух лет может составить более $1 трлн. По словам Димитрова, сейчас Россия находится на первом месте в области электронной торговли в сегментах b2b (business-to-business, или бизнес для бизнеса) и b2g (business-to-government, или бизнес для государства), хотя в сфере электронной коммерции в формате b2c (business-to-consumer, или бизнес для потребителя) пока не так далеко продвинулась, а на это стоит делать ставку.

 

Фото: Россия 24