Интервью

«Блокчейн – новая религия. И он уже меняет мир». Наивный разговор с энтузиастами технологии о криптовалютах и госрегулировании

 


Журналисты Marrket.org поговорили с людьми, которые знают о блокчейне не понаслышке ,о том, почему технология уже изменила привычную парадигму мира и какую революцию ей еще предстоит совершить. На наши наивные вопросы ответили исполнительный директор b41 Олег Сиваков, руководитель Уральской блокчейн ассоциации Антон Рябин и глава Российской блокчейн ассоциации Сергей Беседин.

Олег Сиваков о регулировании блокчейна

В чем преимущество блокчейн-технологии и как она меняет мир?

– Смысл блокчейна в том, что он удобен: одна база данных расположена на многих устройствах, что снимает проблемы согласования между участниками рынка – все знают, какие события происходили, куда и сколько денег ушло, какие контакты были подписаны. Это хорошо для всех.

 

В то же время, блокчейн – это буквально новая религия. Люди верят, что он перевернет мир, а благодаря биткоину они смогут зарабатывать нереальные деньги. С одной стороны, они ловят хайп и популяризируют саму технологию; с другой – их ждут очень интересные времена. Я знаю тех, кто уже потерял огромные деньги, неразумно инвестируя в криптовалюту.

 

Должно ли государство регулировать криптовалютный рынок?

– Должно. И смысл в том, чтобы участники рынка платили налоги. Любая компания, зарабатывающая деньги (фиатные или в криптовалюте – без разницы), несет ответственность перед страной. Она должна платить налоги, чтобы государство могло осуществлять свои функции: чтобы работали полиция, скорая помощь, армия. Та же военная сфера задает вектор развития технологий, создает рабочие места, а государство, вкладываясь в ее развитие, инвестирует в такие разработки, которые бизнес не стал бы делать.

 

Например, так было с интернетом и гражданской авиацией – первый советский реактивный самолет Ту-104 разработали на базе бомбардировщика. Гениям всегда нужно государство, чтобы воплощать идеи в жизнь, а бизнес обязан платить налоги, чтобы государство помогало – замкнутый процесс. Да, это неудобно и никому не нравится, все ищут лучшую финансовую гавань, но в России и не самые большие налоги, кстати.

 

Кроме того, российским компаниям нужна стабильность, как бы банально не звучало. Им нужен горизонт планирования, понимание того, что и через пять лет они будут жить по тем же правилам, что и сейчас. Мы, например, уже третий год ждем этот несчастный закон о регулировании криптовалют, нам обещали принять его в 2016-м, но тогда только осознали необходимость регулирования. В 2017-м воодушевленно разрабатывали закон, но снова ничего не случилось; и сейчас мы продолжаем ждать.

 

А это неудобно: мы могли бы уже открыть в России легальный криптовалютный банк, но ЦБ когда-то написал, что операции с криптовалютой – признак мошенничества, и этому все до сих пор верят; мы могли бы открыть свою биржу, но госорганы между собой договориться не могут, как это регулировать.

 

Помимо этого, рынку нужна не только стабильность со стороны государства, но и независимость от физических лиц. Сфера криптовалют молодая, и в ней до сих пор нет крупных игроков, поэтому рынок зависит от условного Василия, у которого есть, например, $100 тыс. в биткоинах, и когда он вкладывает их в биржу или, наоборот, хочет их оттуда забрать, курс растет или падает – он колеблется в зависимости от его действий. А есть еще люди, которые специально нагнетают панику на рынке, манипулируя участниками и заставляя их продавать или покупать биткоины. И в этом плане нужен какой-то регулятор.

 

Главная идея блокчейна и биткоина – децентрализация и анонимность, независимость, как без них они могут развиваться?

– Да, идея биткоина в каком-то смысле достаточно анархична, но не блокчейна. А анонимности скоро не будет все равно. Например, я продал сайт, а клиент, обещавший перевести средства через анонимный кошелек, мне вдруг не заплатил, и что делать? Мне не нужна анонимность здесь, мне нужна гарантия, что мои интересы будут защищаться. Грубо говоря, должна быть какая-то бумага, с которой я пойду в суд и буду требовать взыскать деньги. И именно для этого государство разрабатывает законопроекты, который заставят идентифицироваться тех, кто покупает и продает криптовалюту. И, на мой взгляд, это правильно.

Антон Рябин о будущем блокчейна

Как надо развивать блокчейн-технологию? Какое будущее ее ждет?

– Главная проблема сейчас – объяснить людям, что блокчейн и биткоин – это вовсе не спекуляции, которые заполонили интернет, и не сетевой маркетинг, последователи которого рассылают спам с обещанием легкого заработка денег. Что это технологии, за которыми будущее.

 

Надо разделять саму технологию блокчейн и ее реализацию – криптовалюты, потому что блокчейн – это решение не только для цифровых денег. Его возможность воздействия между контрагентами напрямую, без задействования какого-либо института доверия, – это революция в мировой экономике. Все еще, конечно, находится в зачаточном состоянии, но впереди и «Блокчейн-Гугл», и «Блокчейн-Фэйсбук» – то есть решения такого глобального порядка, которые полностью изменят общество, как не так давно это сделали соцсети и поисковики.

 

Помимо этого, криптовалюта, как реализация блокчейн-технологии, уже перевернула мир: это возможность абсолютно безграничного перемещения ценностей. В этом и есть главная, абсолютно понятная экономическая значимость взаимоотношений с технологией. Это дополнительная грань свободы.

 

И, кстати, не надо говорить, мол, технология опасна, потому что ее используют в своих целях террористы: обвинять технологию в том ,что люди занимаются какими-то неприличными вещами – то же самое, что обвинять ложку в том, что человек толстый. Человеку приносит вред и ущерб только сам человек. Кроме того, всем этим негодяям до сих пор выгодно пользоваться привычными наличными, потому что даже такая анонимная, с первого взгляда, возможность расчетов в криптовалюте, при желании спецслужб может быть раскрыта. Как это было с торговой интернет-площадкой Silk Road, работавшей с 2011 по 2013 годы, где можно было купить запрещенные психоактивные вещества: ее все-таки смогли закрыть. Передачи наличных отследить сложнее.

 

Учитывая, что главной особенностью блокчейна является децентрализация и – пока что – независимость от надзорных органов, может ли технология полностью изменить ситуацию с международными санкциями, когда в отдельных странах принудительно останавливаются бизнес-процессы? Например, могут ли российские компании сотрудничать с иностранными партнерами, используя в расчетах криптовалюту, которая не подконтрольна какому-либо государству?

– Вряд ли блокчейн изменит эту ситуацию. Например, когда ввели глобальные санкции против Ирана, страну просто отключили от SWIFT (Международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей, – прим.ред.), в итоге перестали работать Visa и Master Card. Международным партнерам запретили сотрудничать со страной, и ее внутренняя экономика, конечно, начала загнивать.

 

При этом проводить платежи даже без SWIFT и блокчейна можно без особых проблем – даже в классической экономике существует множество различных теневых структур, которые обеспечивают надежную работу платежных систем и в условиях санкций. Другое дело – как к этому отнесется тот игрок на рынке, кто санкции ввел (я о США, конечно): стоит ли компаниям так рисковать, выбирая себе в партнеры изолированную страну вместо мировой державы? Даже если при расчетах будет использоваться криптовалюта, Америка станет реагировать соответственно.

 

Я не скажу, что блокчейн может произвести революцию в области политики, потому что сначала он должен провернуть революцию в сознании людей. Но если говорить о бизнесе и конкретных кейсах, а не об амбициях политиков, то тут технология может очень сильно все поменять.

 

Как именно она все изменит?

Например, поможет крупной компании, у которой много контрагентов, снизить нагрузку на отделы, занимающиеся расследованием пропажи или сбоев в цепочке поставок оборудования. Если блокчейн в режиме онлайн будет мониторить прохождение каждого гвоздя – тот точно не потеряется. Как результат – высвобождение времени для юристов, бухгалтеров, логистов; следовательно, и высвобождение денег.

 

Блокчейн оптимизирует работу, связанную с учетом фактов перемещения информации, с регистрацией авторских прав, с вопросом клиринга между контрагентами. И вот здесь ему еще предстоит совершить революцию. Потом, когда мы благодаря этой технологии начнем больше доверять друг другу, возможно и перемены на каком-то метафизическом уровне тоже произойдут.

Сергей Беседин о развитии блокчейна и криптовалют

Как блокчейн будет развиваться в России и мире?

– У блокчейна нет какого-либо одного центра отказа – он децентрализован, а значит, не исчезнет, пока не выключат все электричество во всем мире. По мере того, как все больше людей будут понимать полезность технологии для себя (а она очевидна), блокчейн будет только расти.

 

Нам бы всем хотелось, чтобы блокчейн был встроен в государственное управление, но пока это из области утопии, потому что государство будет ограничивать свободную децентрализацию, принимать регулирующие закон, ставить рамки. При этом технологию однозначно будут встраивать в различные бизнес-процессы: ритейл, логистику, медицину и т.д. При правильной реализации все станет быстрее, дешевле, выгоднее.

 

Из социальных последствий развития блокчейна – то, что в мире появится доверие. Нам не нужно будет верить кому-то на слово (а человеческий фактор всегда присутствует), нам достаточно будет знать, что информация записана в блокчейн. Мир определенно станет лучше.

 

Среди обывателей биткоин и блокчейн – что-то вроде воплощения мечты о легком заработке денег в интернете, не более того. Как изменить это отношение?

– Увы, для большинства блокчейн и криптовалюты – спекуляции, так как при большой волатильности можно быстро заработать, а человек всегда хочет легкой и беззаботной жизни и это его подталкивает рисковать. Но, думаю, это уйдет также, как и пришло, достаточно только накопления некоторого количества негативных опытов, и люди вернутся к своей обычной жизни.

 

Останутся лишь те, кто захочет разобраться в сути технологии, в которой даже и не пахнет деньгами – их туда прикрутил сам человек, так как мы живем сейчас в материальном мире – это логичное стечение обстоятельств. Могу уверенно сказать: если ты пришел в блокчейн ради спекуляций, то изучи технологию, и у тебя поменяется отношение к ней.

 

Президент Владимир Путин заявлял, что в России не будет национальной криптовалюты, но можно ли утверждать, что ее не будет вообще никогда?Может ли появиться единая криптовалюта для всего мира, которая вытеснит реальные деньги?

– Если криптовалюта будет выпускаться каким-либо государством, которое ее контролирует, то это просто будут цифровые деньги, которые можно и сейчас сделать очень много. Криптовалюта – это глобальное понятие, без границ и центра управления, в данном вопросе, какого-либо государства.

 

При этом мировые криптовалюты уже есть и функционируют – это, конечно, Bitcoin и Ethereum. Вы можете передать их любому человеку в мире, в какой бы стране он ни находился, без конвертаций и ограничений. Сосуществование криптовалют и фиатных денег находится только на начальной стадии. Вытеснят ли криптовалюты реальные деньги? Я думаю, что в этом нет необходимости.

 

Как блокчейн, криптовалюты и инвестирование в них могут помочь российской экономике? С учетом того, что давно говорится о необходимости ухода от сырьевой экономики.

– Блокчейн – часть общей цифровой экономики, и он, конечно, заслуживает внимания и развития, но это должно быть в рамках общей тенденции, ведущей к цифровому будущему. Инвестирование и поддержка технологий важны для государства и для ухода от сырьевой экономики. У нас есть умные и профессиональные специалисты, которые должны иметь возможность работать и развиваться в России.

 

Надо ли регулировать рынок криптовалют?

По моему мнению: криптовалюты – это косвенный продукт, появившийся в мире, поэтому он не должен подвергаться прямому регулированию.